Как езжали наши деды: история тюменского извоза

Извозчик - http://www.gorod72.info
Стоянка ломовых на Сенной - http://www.gorod72.info
Извозчик - http://www.gorod72.info
Извозчик - http://www.gorod72.info
Бляха извозчика - http://www.gorod72.info
Извозчик - http://www.gorod72.info
Извозчик - http://www.gorod72.info
Извозчик - http://www.gorod72.info
Фото: www.gorod72.info

"Везя пассажира, легковой извозчик не имеет права материться и производить непотребных жестов даже при обгоне его другим извозчиком с седоками на городской улице" (из Правил тюменских извозчиков, 1881 г.)

Извозчик - человек, который занимается извозом, то есть перевозит людей и грузы.

На протяжении многих столетий лошадиные упряжки были практически единственным и  универсальным сухопутным средством передвижения. В городах конный извоз появлялся по мере разрастания территории поселения.

Дата появления извозного промысла на улицах Тюмени точно неизвестна. Долгое время наш город был слишком мал для конных разъездов: еще в начале 19 века жилые кварталы начинались у стен Свято-Троицкого монастыря и заканчивались на ул. Иркутской (ныне – Челюскинцев). К середине 19 века городская черта расширилась до  ул. Голицынской (Первомайская), но число населения по-прежнему не превышало 10 тыс. чел. Простой люд ходил пешком, а богатые имели собственный выезд.


Стоянка ломовых на Сенной

Извозчик, 1898 г.

Краевед Сергей Кубочкин полагает, что первые извозчики появились в Тюмени после учреждения в 1845 году Васильевской ярмарки. Город в одночасье превратился в крупный торговый центр, куда съезжались сотни купцов и приказчиков со всей страны. Появилась потребность в перевозке большого количества грузов и людей, хотя бы и на период ярмарки.

Грузоперевозками начали заниматься наемные возчики, уже тогда называвшиеся ломовиками. Название, скорее всего, происходит от слова "ломаться", то есть, сгибаясь, взваливать тяжелые грузы на спину - извозчики  были еще и грузчиками. Ломовой извозчик в Тюмени - это дородный мужчина в фартуке из кожи или рядна, в кожаных рукавицах, на добротной лошади, запряженной в большие сани или телегу; стоял на базарной площади и предлагал свои услуги для перевозки багажа. Особенно их было много на пристани и вокзале. Перевозили пассажиров прибывающих со своими товарами для торговли из других городов и внутри города жильцов, переезжающих с квартиры на квартиру со своим домашним скарбом.   

У легковых (пассажирских) извозчиков  возникла иерархия:

-"лихачи" -  дорогие,  на резвых лошадях с хорошей упряжью и в щегольском экипаже (лакированными колясками, зачастую на шинах-дутиках). Лихач мог прокатить по улице в лакированной коляске,  в фаэтоне на рессорах, в крытом в случае дождя раздвигающемся кожухе, а в зимнее время - в санках, обитых сукном, бархатом или плюшем, с медвежьим одеялом. Они нанимались богатыми людьми на определенный срок , могли стоять около лучших гостиниц, на площадях и около трактиров.
Были для лихачей и  на специальные стоянки – биржи.  Городские власти для бирж-стоянок отводили бойкие места - возле банков, вокзала (он появился в 1885 году), пристаней, рынка; выделяли землю из расчёта по три квадратных сажени (около 7 м2) на лошадь при условии, что парковаться они будут не поперёк улицы, а вдоль тротуаров, не мешая движению. При этом  извозчики  платили специальный сбор. В Тюмени лихачи платили сперва по 10 руб. в год с экипажа, затем по 4 руб. за квадратную сажень на бирже. Выходило не так уж дорого, к тому же расценки были едиными для всех и устанавливались особыми правилами.
Лихачи отличались быстрой неосторожной ездой;  были остры на язык: "Везу куда хошь — положь мне серебряну полтину, вокруг тумбы прокачу тебя, скотину!" и в оправдание - "Нам без ругани на морозе нельзя, ругань у нас заместо покурить". Крутые были ребята.
В начале 20 в. века  в Тюмени было 17 фаэтонов и бричек.


-"ваньки" - в основном, это были извозчики –сезонщики из крестьян, в драных тулупах, с плохими санями, плохой лошадью и сбруей; брали дешево. "Ванька" не ожидал седока на бирже, а ездил в поисках их по улицам,  тарахтел на своей кляче по городу по булыжным мостовым, отвозя за пятачек подгулявших пьяниц из кабаков. "Ваньку", если бы он осмелился встать где-нибудь у трактира, в лучшем случае, просто прогнали бы. Эти деревенские бомбилы осаждали город, вызывая недовольство профессионалов сбиванием цен - там, где лихач брал "синенькую" (5 руб.), "ванька" мог довезти за четвертак и даже двугривенный. "Ваньки", в отличие от лихачей, были довольно смирными. Но относительную сговорчивость они искупали оглушительным пьянством.

Первые правила дорожного движения, первые инспекторы и "права"

Исторический факт: заседание Екатеринбургской городской думы от 2 сентября 1876 г. началось с курьеза: один из гласных заявил, "что, едучи домой из театра на извозчике, был опрокинут с экипажем и получил весьма тяжелые ушибы, требовавшие тотчас же помощи врача; это случилось оттого, что извозчик был пьян" . А результатом работы в тот день стало утверждение Думой первых на Урале правил уличного движения .

В то время появился прообраз дорожного инспектора : "в среде извозчиков должен быть избран староста, который и обязан наблюдать за исполнением изданных правил" .
Спустя три года, в 1880 г., аналогичные "Кондиции" приняла и Пермская городская дума.

Первые правила , регламентирующие работу тюменских извозчиков, Городская дума утвердила в 1881 году , а в 1895 году вышла новая редакция – переработанная и дополненная. В этом документе был, к примеру, прописан порядок получения "свидетельства" на право извоза. Сначала претендент должен был получить в полицейском управлении удостоверение об отсутствии противопоказаний. Отказать могли в случае чрезмерной молодости (до 18 лет), старости ("дряхлые старики" не допускались), "нетрезвого поведения", а также нарушения правил, либо наличия судимости за кражу, мошенничество или грубость с пассажирами.

Это удостоверение будущий извозчик представлял  в городскую управу, давал подписку о соблюдении правил, вносил установленную плату и получал, наконец, сами правила, свидетельство и особый жестяной жетон с выбитым на нём индивидуальным номером. После этого надо было вновь вернуться в полицейское управление (у нас всегда любили простые процедуры), чтобы предъявить там паспорта самих извозчиков и получить второй экземпляр жетона.

Номер прибивался к экипажу на видном месте: летом – на левом боку, а зимой – на левой половине передка, перед кучером. Кроме того, он выводился белой краской сзади на кузове и на фонарях. Второй жетон пришивался прямо на кафтан на спине извозчика.  В Москве продвинулись ещё дальше, приделывая на спины извозчиков часы и пепельницы.

Правил дорожного движения , как таковых, не существовало, их заменяли рекомендации общего характера:
"При езде  всегда непременно держаться правой стороны; езда должна быть умеренная и осмотрительная, обгонять проезжающих, когда от этого происходит стеснение (подрезать), запрещается. Извозчик должен быть трезв и вежлив" .
"Неблагонадежные по своей прочности, обветшалые и неудобные экипажи" задерживались полицией и "в езду допускались не прежде, как по исправлению их" .
От извозчиков требовалось иметь опрятный вид. Наличие номерной бляхи было обязательным. "Везя пассажира, легковой извозчик не имеет права материться и производить непотребных жестов даже при обгоне его другим извозчиком с седоками на городской улице".
Тюменского извозчики несли ответственность за вещи пассажиров, оставленные на хранение. Пассажир мог потребовать у извозчика в качестве залога биржевой знак и тот обязан был немедленно его предоставить.
Тех, кто оказывался замеченным в нарушении правил более трех раз, лишали возможности заниматься биржевым извозом . В Тюмени за "маловажные проступки" исправник мог наложить штраф до 5 руб., либо отобрать на некоторое время жетон с номером (без него выходить на  маршрут было нельзя).

Тюменская городская дума издала особые правила  для поведения пассажиров : при "пользовании экипажем пассажир должен был вести себя чинно, семечек подсолнуха не лузгать, по сторонам не плевать и находиться в трезвом духе". Последнее требование было железным: пьяных "лошадиное такси" не обслуживало ни за какие деньги.
Особо оговаривались правила остановки извозчиков дамами и девицами из благородных, купеческих и мещанских семейств. Им категорически запрещалось при попытке остановки свободных экипажей "махать шляпами и косынками перед лошадиною мордою, дабы не вызвать ответного ощеривания". Во время поездки дамам предлагалось "громко не хихикать и по возможности воздержаться от громкого чиха во избежание непреднамеренных остановок".
Городской думой была утверждена тарифная сетка по оплате за извоз. Помимо платы за рейс по обязательной таксе извозчик имел право брать чаевые до рубля включительно.

Тарифы

Прокатиться на извозчике - лихаче  по улицам  города могли позволить себе лишь состоятельные тюменцы. К примеру, добраться от ж/д вокзала  до пристаней можно было за 25 копеек; 30 копеек  стоила поездка в Затюменку, а  поездка в далёкую Зареку – от 35  до 50-75 копеек (в ценах 1913 года). По особому тарифу оплачивались катанье до Загородного сада (10 копеек сверху) и в праздники (50 копеек в час). Все расценки приводятся в расчёте на одного седока – за второго приходилось доплачивать ещё 10 копеек. Для сравнения,  бутылка кваса в то время стоила 5 копеек, пуд муки - 60 копеек, а воз сена - 2 руб.


В 1899 была в Москве создана думская комиссия, которая должна была разработать и установить таксу за проезд на извозчике. В связи с этим комиссия заинтересовалась изобретением петербургского инженера А.Г.Кацкого – таксометром .

Таксометр представлял собой кубический ящик, который привинчивался к козлам. Когда извозчик свободен, то из аппарата выглядывает аншлаг "свободен". Когда пассажир садится, то он нажатием на подушку сидения соединяет разомкнутый здесь ток и аппарат начинает работать и из окошечка показывается табличка "нормальная такса" или "возвышенная такса". Как только пассажир сел, стрелка перескакивает на 10 копеек – это минимальная плата, и затем уже движется равномерно, отсчитывая по 2 копейки, за такое время, какое будет введено в каждом городе. В этом таксометре был предусмотрен и режим ожидания седока. Кучер передвигал рычаг и в окошке показывалась табличка "за ожидание" и аппарат начинал работать медленнее, не переставая считать. К концу поездки пассажир по стрелке на аппарате легко мог определить сколько ему надо платить.

Источники:
Станислав Белов http://www.liveinternet.ru/users/2807150/post84380973
Игорь Ермаков http://2mus.ru/read.php?id=9091
Очерки старой Тюмени Воспоминания старожилов http://lib.rus.ec/b/310722/read
Конный клуб "Крокус" в Булатниково http://horsesclub.ucoz.ru/forum/37-1024-1
Фото - интернет источники

 

Следующая >
Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!
 
По теме
В дежурную часть тобольской полиции поступило сообщение от администратора одного из хостелов города о том, что у них из коридора пропал видеорегистратор и ЖК-монитор.
В дежурную часть тобольской полиции поступило сообщение от администратора одного из хостелов города о том, что у них из коридора пропал видеорегистратор и ЖК-монитор.
Тюменская правда
Защитные маски стали дополнением образа. Как рассказала дизайнер Ксения Загвозинская, в Тюмени в моду вошли маски, которые дополняют тотал-лук.
Тюменская правда